Branding в XXI веке. Манифест специалиста по коммуникациям
Понедельник, 10.12.2018, 10:01
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории
Файлы с литературой [3]
Элементы теории [76]
Точка зрения [13]
Исследования [5]
Кейсы [1]
Примеры [0]
Дискуссии [1]
Система сайтов
  • Создание медиатекста
  • Теория прагматики
  • Архетипы русской нации
  • Школа медиатекста
  • Главная » Файлы » Точка зрения

    ПРОТИВ ДЕКЛАРАЦИИ
    02.07.2013, 10:42

    Алексей Глазков

    «Если ты называешь это посохом, то ты утверждаешь.
    Если говоришь, что это не посох, ты отрицаешь.
    Но вне утверждения и отрицания – что все-таки это такое?»

    Древний дзэновский коан

    Еще Лао-цзы говорил 2500 лет назад: «Путь, о котором можно говорить, — это не тот путь, который можно пройти». Мы все знаем это (или думаем, что знаем), но все равно забываем, что по сути, не только звучание слова «вода» и пятна на мониторе не равняются восприятию воды – даже сама наша ИДЕЯ воды никогда не содержала и не будет содержать всех возможных способов ее восприятия. Химическая формула H2O, конечно, передает нам информацию об молекулярной структуре; но она НЕ передает (и даже не пытается передать) разницу между стаканом воды, выпитым в жаркий день, и океанским штормом, обрушивающим тонны бурной воды на рыбацкую деревушку. Ничего не говорит она и о роли воды в жизни золотой рыбки, которая не может прожить без воды больше двух минут, и о человеке, который способен существовать без воды около недели, и о многих других вещах…

    Ну как, теперь вы «уверены», что «знаете», чем «на самом деле» являются вода, тушеная говядина и посох из дзенского коана?

    Моделирование реальности

    Слова не равняются в пространстве-времени тем вещам, к которым они относятся. Но люди все равно относятся к различиям между словами так ревностно, словно речь идет о различиях между РЕАЛЬНЫМИ вещами или событиями.

    Почему так происходит?

    1. Генетика. Так уж получилось, что наша ДНК произошла от ДНК приматов. У нас, в принципе, та же анатомия, та же нервная система, почти такие же органы чувств. Но собаки, кошки, змеи, и многие другие животные видят и ощущают не так же, как приматы. И тем не менее, мы отказываем их «модели мира» в адекватности и считаем свою «карту реальности» более реальной.

    Мы живем в «человеческом» мире, постоянно забывая о том, что любой пудель имеет столько же прав считать свое мировосприятие «правильным», сколько и любой человек. Вера в то, что мы знаем, что «правильно», кажется в этой связи столь же наивной, как и вера в то, что линейка показывает больше «реальности», чем вольтметр, или в то, что «моя религия лучше, чем твоя». Нейрогенетический шовинизм научно не более обоснован, чем национальный или половой шовинизм.

    2. Импринты. Импринты связывают нейроны в рефлексные сети, и похоже, на всю жизнь. В отношении к использованию языка – от того, как и когда мы его импринтируем, зависит наша пожизненная «запрограммированность» на «ум» (словесную ловкость) или «тупость» (словесную неуклюжесть). Поскольку общение представляет собой жонглирование полувербальными образами, от уровня овладения речью в значительной степени зависит наша способность обрабатывать информацию, разрешать проблемы и т.д.

    Когда человек входит в комнату, то, что он там воспримет, никогда не будет зависеть только от его генетической приматной нейрологии. В зависимости от импринтов он может «видеть» вещи с точки зрения «умного» гетеросексуального «доминанта», с точки зрения «тупого» гомосексуального «доминанта», с точки зрения «тупого» гетеросексуального «подхалима», с точки зрения «умного» целомудренного «подхалима»… сочетаний может быть очень много, и все они зависят от того, какие модели поведения были импринтированы им в детстве.

    3. Привыкание и обучение. В отличие от импринтирования, они требуют многократных повторений одного и того же переживания, мотивированных усилий для осуществления этих повторений, и при этом не устанавливаются навсегда. Но тем не менее, привычки и обучение, похоже, играют достаточно важную роль в человеческом восприятии и формировании убеждений – хотя и менее важную, чем генетика и импринтирование.

    Кстати, похоже, именно благодаря научению мы, люди, сильнее отличаемся друг от друга, чем представители любого другого вида млекопитающих. Благодаря развитым коре и лобным долям нашего головного мозга, а также тому, что детство у нас длится очень долго (что позволяет нам получать значительно больше импринтов), наши «туннели реальности» разнятся не просто от вида к виду, а даже от особи к особи. Удивительно ли поэтому, что мы способны изучить, какие мотивы двигают целой колонией насекомых или стадом овец, но абсолютно неспособны предсказать, что завтра будет делать наш сосед по комнате – если только он сам не скажет нам об этом?

    Быть и являться

    В 1933 году в «Науке и здравомыслии» Альфред Кожибский предложил исключить из языка «идентификационный» глагол «являться». В 1949 году Дэвид Борланд предложил вообще запретить все формы слов «быть» и «являться», что привело бы к появлению нового языка, в котором совершенно отсутствовала бы «идентификационность». Этот предполагаемый язык Борланд назвал «язык-прим».

    Мало кто из ученых решился перейти на язык-прим, хотя Борланд в своей последней статье рассказывал о нескольких случаях, когда научные доклады, неудовлетворительные для членов исследовательского коллектива, неожиданно обретали смысл и становились приемлемыми, как только их переписывали на языке-прим. Также любопытно, что большинство физиков по большей части пишет свои работы на языке-прим, благодаря влиянию философии «операционализма», требующей четко определять вещи выполняемыми операциями. Видимо, отход от операционализма приводит к появления того параноидального мышления, которое широко распространено во всех слоях нашего общества и всегда возникает, когда в наши понятия вкрадывается коварное «является».

    Причина, по которой предложено использовать язык-прим, очень проста: «идентификационность» загоняет мозг в средневековые аристотелевские рамки и делает невозможным понимание современных проблем и возможностей. Если избавиться от «идентификационности» и стараться мыслить в рамках операционализма и экзистенциализма, это устранит огромную часть современных проблем. Только сравните предложения, записанные на стандартном языке и на языке-прим:

    Стандартный язык

    Язык-прим

    1. Фотон является волной

    1. Фотон ведет себя как волна, если сдерживать его при помощи определенных инструментов

    2. Фотон является частицей

    2. Фотон ведет себя как частица, если сдерживать его при помощи других инструментов

    3. Джон – вечно недовольный брюзга

    3. Джон выглядит недовольным и брюзгливым, когда я вижу его в офисе

    4. Джон – яркий, веселый человек

    4. Джон выглядит ярким, веселым человеком, когда я встречаю его по выходным на пляже

    5. Этого человека сбил синий «форд»

    5. Мне кажется, что я вспоминаю машину, сбившую этого человека, как синий «форд»

    6. Это фашистская идея

    6. Для меня это кажется фашистской идеей

    7. Бетховен лучше Моцарта

    7. При моем нынешнем уровне музыкального образования Бетховен кажется мне лучше Моцарта

    8. «Любовник леди Чаттерлей» – порнографический роман

    8. «Любовник леди Чаттерлей» мне кажется порнографическим романом

    9. Трава зеленая

    9. Трава воспринимается как зеленая глазами большей части людей

    10. Первый человек пырнул второго человека ножом

    10. Мне кажется, я видел, как первый человек пырнул второго чем-то похожим на нож

    Видите, что происходит, когда мы используем определения из второй половины таблицы? Устраняются фундаментальные противоречия и проблемы понимания. К примеру, «взаимоисключающие» утверждения «фотон – это волна» и «фотон – это частица», вызывающие споры между квантовыми физиками на протяжении уже двух веков, будучи переведенными на язык-прим, не содержат НИКАКОГО противоречия, никакого «парадокса» и никакой «непостижимости» вселенной. А ведь мы просто наложили некоторые ограничения на разговор о том, что «на самом деле» происходит в пространстве-времени – в то время как «стандартный» язык позволяет нам свободно рассуждать о даже том, что в пространстве-времени никогда не наблюдается. Например, о «сущности» фотона.

    Слабость «идентификационных» утверждений заключается в том, что они мысленно приписывают любому «объекту» некую внутреннюю «вещность». В результате, часто мы слишком концентрируемся на тех свойствах вещей и явлений, которые не являются ни определяющими, ни даже сколь-либо существенными. И, принимая эту схему рассуждений, вскоре становится очевидным, что «сущностью» любых явлений может «стать» все что угодно: Случай, Бог, Дъявол, Летающий Макаронный Монстр… Мы даже не заметим, как ушли от реальности и вошли в сферы теологии, создавая свои собственные «туннели» и собственные миры.

    ***

    Поведение зависит от способа мышления. Мышление зависит от восприятия мира. Восприятие зависит от жонглирования образами, которые замещают в нашей модели реальности реальные вещи и явления. Именно поэтому, когда «говядина» перестает восприниматься сознанием как часть мяса недавно убитого животного, становясь отдельной сущностью, а «посох» приобретает метафизический смысл, из простого куска древесины превращаясь в мысленный парадокс, язык начинает определять наше мышление и образ действий – и «туннель реальности» сворачивает куда-то не туда.

    Мыслите ясно. С уважением, Алексей Глазков.

    Категория: Точка зрения | Добавил: atamanov
    Просмотров: 413 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Поиск
    Наш опрос
    Какими будут коммуникации бренда в XXI веке?
    Всего ответов: 8
    Форма входа